Власти хотят выручить $3 млрд от продажи Приватбанка

30

Власти хотят выручить $3 млрд от продажи ПриватбанкаУкраинские власти намерены продать государственный Приватбанк, а цена вопроса – 80 млрд грн (примерно $3 млрд). Тут не ценник важен, а реальные покупатели и условия сделки, так считает глава правления Юнекс Банка Иван Свитек.
В своей колонке для "НВ Бизнес" он написал, что привлечет или отпугнет потенциального покупателя.
Читайте также: Кабмин Украины утвердил проект госбюджета на 2022 год
Банкир напомнил, что правительство согласовало стратегию развития Приватбанка. В ней прописано, что госбанк разделят на две структуры:
условный "хороший банк" – его и хотят продать за 80 млрд грн: инвестор получит розничный и МСБ-бизнес, сеть отделений, IT и казначейство;
"плохая" – аккумулирует проблемные долги.
"Много это или мало? Ответ на этот вопрос, на самом деле не настолько важен. Намного важнее ответить на вопрос, кто в принципе может купить Приватбанк", – пишет глава правления Юнекс Банка.
По его словам, положительные стороны госбанка:
прибыль (11,6 млрд грн за первые 6 месяцев текущего года);
22,8 млн карточек клиентов;
вторая по величине сеть отделений в стране;
более 11 тыс. терминалов самообслуживания.
Тем не менее, эти цифры не так и важны, считает банкир.
"Я не стал бы покупать Приватбанк до тех пор, пока в любом суде в любой точке мира есть хотя бы один незакрытый спор с экс-собственниками финучреждения", – акцентировал Свитек.
Он уверен, что ни один инвестор в мире не решится на покупку актива, являющимся объектом судебных споров между акционерами, особенно если оспаривается сам факт собственности, и не важно продается весь Приватбанк, или только его лучшая часть.
По мнению банкира, нужно поставить точку в споре между старыми и новыми собственниками, чтобы найти покупателя.
$2-3 млрд, которые власти хотят выручить от продажи, – довольно большие деньги даже для самых крупных компаний и инвестфондов. К тому же, как считает Свитек, банковская система уже как минимум 10 лет – не лидер симпатий инвесторов. То есть, во всем мире очереди на банки пропали.