Заложники блокады. Почему поляки не пускают фуры в Украину и кому это выгодно

18

Полномасштабное вторжение России временно отрезало Украину от морских путей, через которые украинские перевозчики отправляли и получали тысячи грузов. Сухопутные границы стали единственной возможностью продолжать торговлю с Европой. Еще до большой войны, в 2021 году, Польша была одним из крупнейших торговых партнеров для Украины – польско-украинская граница регулярно принимала и пропускала тысячи фур с различными товарами.

С начала войны Евросоюз принял решение о либерализации грузовых сообщений между странами ЕС и Украиной. Это значит, что украинские перевозчики больше не должны были получать разрешения на перевозку определенного количества груза. Спустя почти два года после начала вторжения польские компании заявили, что "транспортный безвиз" привел к "чрезмерной конкуренции" на рынке. И 6 ноября они получили разрешение от местных властей на проведения митингов, суть которых сводилась к одному – протестующие заблокировали четыре пункта пропуска на польско-украинской границе и заявили, что прекратят страйк только тогда, когда ЕС снова введет разрешения на перевозки.

Своими действиями митингующие по сути взяли в заложники несколько тысяч человек. Сегодня на границе с Польшей застряли более трех тысяч фур. Водители не могут оставить груз, поэтому вынуждены жить в грузовиках. К ним регулярно ездят как волонтеры, так и украинские делегации. Последние пытаются объяснить митингующим, что разрешения на груз – это не компетенция одной Украины. Но протестующих это не интересует.

На границе

Мы подъезжаем к границе с Польшей и видим большую ярко-желтую навесную конструкцию, по стилю похожую на советский постмодернизм. Пункт пропуска "Ягодин-Дорогуск" – еще недавно один из самых масштабных "ворот" для грузового транспорта, сегодня пустует и это выглядит странно. У нас проверяют документы, ставят штампы о выезде и мы пересекаем границу. С нами едет Генеральный консул Украины в Люблине Олег Куць.

"Мы сейчас будем проезжать наши фуры – их скопилось на 20 километров под Хелмом. К митингующим мы позже подойдем, сначала заедем к водителям", – рассказывает он.

Проезжаем небольшую группу людей в оранжевых жилетах – это польские перевозчики, которые, собственно, и вышли на бессрочный страйк. Их охраняет полиция – правоохранители обязаны выполнять требования протестующих и не пропускать фуры. Хотя позже ни полицейские, ни перевозчики так и не смогут объяснить, кто кому отдает приказ об остановке того или иного груза.

Фуры стоят вдоль дороги длинным неровным рядом. Пока мы едем, создается впечатление, что эта линия грузовиков бесконечная. Почти все кабины пустые – водители в оранжевых и желтых жилетах собираются на разных точках, возле заправок или на пятачках, курят и провожают взглядом наши автомобили.

Мы останавливаемся у заправки, где фуры встали чем-то похожим на полукруг. Там украинскую делегацию уже ожидают польские журналисты и сами водители. Они собираются в большую группу и ждут, что им скажут на этот раз. Многие из них тут находятся с 3 ноября и для них важна любая новость. Журналисты расставляют камеры и микрофоны, у которых становится замминистра по инфраструктуре Сергей Деркач.

"Мы привезли сегодня небольшую гуманитарную помощь – вода, еда. Я понимаю, что это не то, что вы сегодня хотели увидеть. Вы хотели увидеть украинскую границу и быть дома", – признает чиновник.

Водители внимательно слушают, периодически кивая друг другу. Деркач говорит о том, что появилась возможность эвакуировать тех, кто хочет поехать домой. Желающие смогут законно пересечь границу, но грузовик придется оставить здесь, возле Хелма. Мало кто хочет бросать свой груз, даже на платных парковков, где гарантируют сохранность товара.

Страйк наносит существенный ущерб не только Украине, но и Польше, говорит замминистра. Польские перевозчики тоже хотят ввозить к нам грузы, но не могут этого сделать, по крайней мере, не в прежнем количестве. Кроме того, среди фур есть и опасный груз, гуманитарная, военная помощь. Через Польшу в Украину везут энергоносители, которые тем более необходимы в преддверие зимы. Митингующие обещали пропускать их без очереди, но на деле грузовики стоят перед границей, как и все остальные.

"Нас удивляет позиция местной власти, которая, зная о нарушениях, продолжает выдавать разрешения на митинг. Мы стали заложниками небольшой группы протестующих и польских коллег с местной власти и правительства. Почему заложники? Потому что единственное условие митингующих – это отмена либерализации и возвращение к разрешениям", – поясняет Сергей Деркач.

Соглашение о либерализации заработало с начала войны и фактически должно действовать до 30 июня 2024 года. Оно было подписано между Украиной и ЕС, поэтому ни польское, ни украинское правительства сами по себе не могут его отменить.

"Протестующим об этом хорошо известно. Поэтому, нам кажется, что этот протест направлен на то, чтобы просто физически заблокировать границу", – уверен замминистра.

После импровизированного брифинга Деркач обращается к самим водителям: "Я знаю, что вам от этого не легче". И фактически повторяет то же, что сказал до этого. Мужчины сначала слушают спокойно, пока один из водителей не начинает говорить.

"Мало того, что они не пропускают гуманитарную помощь. Едет с той стороны грузовик ADR (опасный груз – ред.) на польских номерах, они даже не спрашивают документы. "Пан проезжий!". Едет наш ADR – его разворачивают в конец очереди. То же самое со "скоропортом"!" – возмущается водитель.

С ним соглашаются другие и переговариваются между собой, вспоминая похожие случаи. Пока мы стоим, становится холоднее и начинает идти мокрый снег, но мужчины его не замечают – они хотят высказаться.

"В Украине тоже был страйк. Мы перекрыли Киев! Мы умеем говорить с нашим руководством. Пусть обращаются к своей стороне!" – раздается из толпы.

Голоса становятся громче, водители перебивают друг друга и рассказывают о том, что видят здесь уже три недели. "Послушайте, даже польские перевозчики их презирают. Это гендляры. Они когда-то ездили на Беларусь и Россию. Заправились и с полными баками приехали сюда и им цены сбивали. Они вошли в Евросоюз, им Германия не ввела разрешения. Так они перебили перевозки Франции, вы же сами знаете, всей Европе перебили!" – говорит один из мужчин.

Многие из водителей работают в этой сфере уже не один десяток лет – они хорошо разбираются в нюансах, знают, кто на кого работает и почему сегодня им перекрыли дороги. "Это пять фирм, которые входят в ассоциацию. Они не могут с нами конкурировать, поэтому они хотят вроде как силой захватить рынок Украины". Один из водителей кивает и говорит рядом стоящему мужчине о том, что компании перевозчиков российские. Когда оба видят, что их разговор вызывает интерес, они замолкают.

– То есть эти пять фирм имеют отношение к России?

– Да тут и так все понятно. Чего объяснять.

Деркач еще какое-то время переговаривается с водителями, пока не приезжает машина с продуктами. Мужчинам раздают пакеты с супом, хлебом и баклажки с водой. Берут не все, многие отходят дальше, закуривают и наблюдают за процессом. На вопрос о том, почему не все идут за едой, один из водителей пожимает плечами и улыбается.

– Мы сходили в магазин и купили, пусть берут те, у кого нет, зачем нам лишнее?

Водители готовы разговаривать, но при виде диктофона или камеры начинают заметно смущаться. "Я не то чтобы умею хорошо говорить", – отвечает мужчина, который соглашается показать свою кабину. В салоне его фуры за сиденьями есть небольшое место для сна. Он достает с верхней полки над спальным местом зеленый тазик, который называет стиральной машиной, показывает на мыло и плед. "Ну, в общем, живем", – подытоживает он.

Мобильные туалеты стоят вдоль дороги, но их довольно мало. Кроме этого, для водителей больше ничего нет. Обедают они тем, что покупают на заправках или в супермаркете "Biedronka". Еще их кормят волонтеры – как украинские, так и польские. Купаются мужчины, поливая себя водой из канистр, а готовят на портативных плитках. В таких условиях и неделю жить довольно тяжело. Еще тяжелее не понимать, сколько еще времени нужно жить в таких условиях.

Валентин – один из тех, кто соглашается на эвакуацию. Ему нужно поехать домой и закончить учебу. "Он у нас профессор!", – говорят о нем его коллеги, смеясь.

"Мы морально устали. Не столько физически, сколько морально. У каждого есть какие-то проблемы дома, личные вопросы, семьи. Все мы люди. У меня есть свои планы. Работая дальнобойщиком, я студент. Учусь, правда, на заочном, надо закрывать экзамены", – поясняет мужчина.

Валентин решил, что оставит свой груз на платной парковке, если не найдется другого решения. По реакции водителей становится понятно, что не все их руководители могут себе это позволить, а оставлять фуру с грузом в очереди никто не станет.

Несмотря на патовость своего положения, мужчины постоянно шутят. Визит украинской делегации внес разнообразие в их распорядок дня, который на 90% состоит из ожидания и неопределенности. Водители вспоминают свои семьи, смеются, рассказывая о том, что похожи на моряков дальнего плавания и, немного расслабившись без камер, приглашают на шашлыки.

"Мы тут мясо замариновали, должно получиться очень вкусно, в минералке его держим и с луком, – говорит молодой парень, потирая руки. Потом он оборачивается на нас и добавляет уже серьезно: "Мы надеемся на вас. Мы очень устали".

Польские перевозчики стоят недалеко от полицейских автомобилей. Возле них припаркованы две большие фуры, на которых висит плакат с требованиями. Основное – ввод системы разрешения для украинских перевозчиков. Мы останавливаемся недалеко от них, Олег Куць, выходя из машины, просит нас не выходить сразу, а немного подождать. "Они могут быть не очень рады прессе".

Протестующие – около десяти человек, в основном мужчины, и одна женщина. Их окружают местные журналисты. Перевозчики явно не настроены на серьезный диалог, они перебивают Деркача, который пытается завязать разговор, и все время говорят о вводе разрешений. "Без ввода разрешений разговор не имеет смысла!", – постоянно повторяет мужчина, который стоит по правое плечо от главного переговорщика.

– Еврокомиссия собирается 4 декабря и будет решать вопрос о разрешениях, вы можете до 4 декабря поставить митинг на паузу и пропустить людей?, – спрашивает Деркач?

– Никакой паузы не будет!

Мужчину, который отвечает Деркачу, зовут Рафал Меклер. Он владеет одноименной транспортной компанией, а также представляет ячейку партии "Конфедерация свободы и независимости", известной антиукраинскими настроениями. В свое время бывший лидер партии Януш Корвин-Микке предлагал признать оккупацию Крыма и сам в 2015 году ездил на полуостров, где встречался с так называемым "главой" Крыма Сергеем Аксеновым. Кроме того, с начала вторжения РФ в Украину, пять польских компаний-перевозчиков, в том числе фирма Меклера, выступали за отмену антироссийских санкций.

Пока с митингующими говорят с членами украинской делегации, группу людей окружают мужчины в балаклавах. Они ждут реплик Деркача и перебивают его криком. Когда он просит не повышать тон, один из мужчин кричит: "У нас така мова!"

– Ваши требования вы можете предъявлять правительству Польши. И правительство Польши точно также может с нами коммуницировать. Я просто хотел у вас спросить об опасном грузе.

– Гуманитарка и милитарка ездят без очереди. ADR стоит в очереди.

– Так вы же только что сказали, что ADR проезжает без очереди.

Диалог не вносит конструктива – главный переговорщик в какой-то момент показывает на часы, говорит о бессмысленности разговора и отходит в сторону. За ним идут остальные. Протестующие не хотят обсуждать условия пропуска отдельного вида грузов. Все, что они требуют – ввод разрешений и то, что это не решает Украина, их не интересует.

С украинскими журналистами митингующие общаться отказываются, отдавая предпочтение местной прессе. Мы садимся в автобус и едем к границе. Пока мы общались с водителями и польскими перевозчиками, через кордон показательно пропустили около семи фур – довольно большое количество, по сравнению с прошлыми днями.

Члены украинской делегации шутят – видимо им стоит приезжать сюда каждый день, чтобы митингующие не устраивали провокаций и пускали фуры так, как обещали – по три в час. Удивляет, что эта цифра стала привычной всего за три недели митинга, который, несмотря на юридическую законность, фактически нарушает права тысяч людей.

Ущерб для экономики и риски дефицита

"Наши польские коллеги из правительства говорят о том, что протест имеет право быть официально, так как это законное право граждан – страйковать. Мы его уважаем, но уже были нарушения и эти нарушения – основание для отмены страйка. Мы направили польской стороне информацию об этих нарушениях и будем ждать ответ", – говорит Деркач.

Страйк нескольких десятков перевозчиков, которые одновременно представляют политические интересы антиукраинской партии, пока оказывает точечный негативный эффект на экономику. К примеру, через польскую границу в Украину завозилось до 30% автогаза от общего импорта. Из-за его сокращение цена на газ начала расти, но трейдеры нашли альтернативные варианты, говорит директор Консалтинговой группы "А-95" Сергей Куюн.

"В частности (перевозка – ред.) через Словакию. Поэтому ожидаем, что в течение двух недель проблема разрешится", – сказал Куюн в комментарии РБК-Украина.

Между тем, украинская экономика уже потеряла около 400 млн евро, утверждает вице-президент Ассоциации международных автоперевозчиков Владимир Балин. "Я не готов сказать, как другие отрасли страдают, хотя, по оценке Федерации работодателей Украины, уже сегодня более 400 млн евро наша экономика потеряла. Мы фиксируем убытки наших перевозчиков из расчета утраченной доходности — 350 евро за простой, за сутки", – сказал Балин.

Ритейлеры же говорят о том, что проблема возникла со скоропортящимися товарами и теми, которые требуют нужных условий для хранения. Для того, чтобы избежать дефицита в целом, специалисты вынуждены менять логистику, говорит исполнительный директор Украинского фуд-ритейл альянса Наталья Петривская.

"Для удовлетворения потребностей покупателей часть товаров направляется через другие пункты пропуска, хотя логистика значительно подорожала, компании несут дополнительные затраты и убытки. Из-за смены маршрутов мы надеемся, что на сегодняшний день значительного дефицита не будет, хотя некоторый товар будет нерентабельным для импортирования, поэтому компании будут рассматривать целесообразность его ввоза", – объясняет Петривская в комментарии РБК-Украина.

Помимо этого, на границе с Польшей сегодня стоят фуры с энергоносителями, гуманитарным и военным грузом. Если митинг будет продолжаться, в перспективе Украина лишится определенной части западной помощи. И конечный выгодополучатель в данном случае – Россия.

Польская Конфедерация свободы и независимости – это по большому счету партия, лоббирующая интересы Кремля. Нельзя утверждать, что она вредит Польше, но сегодня России важно, в первую очередь, навредить Украине и она использует все свои рычаги, а их за десятки лет "дружбы" Запада с РФ набралось достаточно на европейском пространстве. Сегодня в Кремле стремятся дестабилизировать все, что могут и чем раньше в Европе это осознают и отключат российские рычаги – тем меньше будет возникать того, что происходит сегодня на польско-украинской границе.